Расскажите свою историю неизлечимых привычек, навязчивых идей и болезненных привязанностей
Пожалуйста, проверьте все, что вы написали. После отправки формы у вас не будет возможности внести изменения.

Нажимая на кнопку «отправить», вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Как вас зовут?
Было ли у вас онкологическое заболевание?
Если да – расскажите, пожалуйста, кратко, какой диагноз и текущий статус.
Какие занятия приносят Вам наибольшее удовольствие?
Расскажите о ваших неизлечимых привычках, чего Вы боитесь или без чего не можете жить
На что, кроме семьи, быта и работы, Вы тратите свое время?
Какие сильные увлечения у Вас есть?
расскажите о занятии, хобби или спорте, которые увлекают Вас с головой
Ваши близкие, друзья или коллеги замечали за вами какие-нибудь необычные привычки или особенности?
Существуют ли какие-то ритуалы/действия, которые Вы совершаете регулярно
кроме необходимых, таких, как чистка зубов
Если вам выдался свободный день/вечер в одиночестве, чем вы займетесь?
Что Вас успокаивает/умиротворяет лучше всего?
Какие события/ситуации или действия других людей обычно выводят Вас из себя?
Как вы обычно проводите выходные?
Почта или телефон для связи
Укажите удобный для вас формат связи. После обработки анкеты координатор проекта свяжется с Вами для размещения Вашей «истории» на сайте

Екатерина Подхомутникова #РАКЛЕЧИТСЯ

Истории людей, победивших рак,
но не свои привычки
Моя тяга к спорту не лечится,
в отличие от рака
То, что со мной было до болезни, помогло во время, и остается сейчас — это спорт. Думаю, это уже больше чем хобби, это значительная часть жизни, тяга к спорту для меня неизлечима. В отличие от рака! Хотя я спортсмен-любитель, и начала заниматься спортом уже довольно поздно (в 31 год начала с фитнеса, продолжила пауэрлифтингом и в 34 перешла в тяжелую атлетику), я хочу продолжить до глубокой старости!

Когда мне поставили диагноз, я активно тренировалась, и в целом не собиралась бросать. У меня был довольно напряженный двухмесячный период, когда я бегала по врачам, проходила обследования, собирала анализы, но я все равно тренировалась, просто режим уже стал полегче. С 4 тренировок в неделю перешла на 2-3.

Хотя я спортсмен-любитель, и начала заниматься спортом уже довольно поздно (в 31 год начала с фитнеса, продолжила пауэрлифтингом и в 34 перешла в тяжелую атлетику), я хочу продолжить до глубокой старости!
Через 1,5 месяца после операции я вернулась в зал, и начала со своим тренером реабилитацию. Работала с деревянной палочкой, с детской штангой, с маленькими гантелями. Вообще ничего не форсировала, очень плавно и постепенно входила в режим, прислушивалась к каждому своему ощущению. Ходила на тренировки, даже во время лучевой терапии! Ну и надо сказать, довольно хорошо себя чувствовала, и восстанавливалась.

Да так восстановилась, что через полгода после операции я заняла первое место в своей весовой и возрастной категории в открытом кубке России по тяжелой атлетике среди старших возрастных групп!

Врачи, онкологи и радиологи, никогда мне не запрещали заниматься спортом, наоборот, сказали, что это отличное хобби и главное, заниматься без фанатизма.

Я очень рада, что спорт был в моей жизни до болезни, во время, и остается уже после. Это помогло мне довольно быстро восстановиться, чувствовать себя хорошо, я продолжала свою обычную жизнь, не чувствовала себя смертельно больной, которой только и остается лечь и лежать. Я чувствовала, что борюсь за свою жизнь, и эта борьба давала мне силы.

Сейчас спорт дает мне еще одно очевидное преимущество: за 1,5 года гормонотерапии я набрала 10 кг., а благодаря регулярным нагрузкам этот вес не портит мою фигуру! Конечно, спорт помогает как профилактика остеопороза, рецидивов, да в целом повышает качество жизни!
Да так восстановилась, что через полгода после операции я заняла первое место в своей весовой и возрастной категории в открытом кубке России по тяжелой атлетике среди старших возрастных групп!
Диагноз я обнаружила совершенно случайно!

Два года назад, в феврале 2018, буквально через неделю после своего 36-летия, я заболела простудой и решила взять больничный.

После сдачи стандартных анализов меня почему-то направили на маммографию, а после нее уже на биопсию. И через 2 недели я уже узнала свой диагноз.

Сейчас я уже плохо помню весь ужас переживаний! Самыми тяжелыми, как ни странно, были эти две недели ожидания, а потом стало легко. Ведь уже не было неизвестности, все стало ясно — надо бороться.

Потом я два месяца бегала по врачам, обследовалась, это тоже было тяжело, казалось, что конца не будет анализам и приемам. В конце апреля я легла в больницу, и выписалась через 3 дня после операции.

До операции у меня была предварительная 1-я стадия, а в послеоперационной выписке 2-я (в одном лимфоузле нашли метастаз).

Диагноз я ни от кого не скрывала, родные, близкие друзья, коллеги — все знали и поддерживали. После операции я месяц была на больничном, но последние две недели потихоньку работала из дома. Потом через 6 недель я пошла на лучевую терапию — 25 сеансов, по будням. Утром я приезжала, облучалась, потом ехала на работу. Три раза в неделю на тренировку. Это было лето, чудесная погода, чувствовала я себя хорошо, только к концу терапии начала уставать.

На этом мое основное лечение закончилось, и на 5 лет мне назначили гормонотерапию, закончится она летом 2023 года, мне будет 41 год.

Первый год после лечения я обследовалась каждые 3 месяца, сейчас перешла на каждые 6 месяцев, со следующего года буду обследоваться раз в год. Сейчас я в ремиссии. Живу обычной жизнью: ем любую еду, пью вино, езжу на море, занимаюсь спортом!

Своим девизом я считаю слова, которые прочитала в одном онкосообществе: «Главное — не останавливаться. Да, когда-то кто-то нас остановит, мы не бессмертны. Но не останавливайтесь сами. Движение — это жизнь».


Главное — не останавливаться. Да, когда-то кто-то нас остановит, мы не бессмертны. Но не останавливайтесь сами. Движение — это жизнь!