Расскажите свою историю неизлечимых привычек, навязчивых идей и болезненных привязанностей
Пожалуйста, проверьте все, что вы написали. После отправки формы у вас не будет возможности внести изменения.

Нажимая на кнопку «отправить», вы даете согласие на обработку своих персональных данных
Как вас зовут?
Было ли у вас онкологическое заболевание?
Если да – расскажите, пожалуйста, кратко, какой диагноз и текущий статус.
Какие занятия приносят Вам наибольшее удовольствие?
Расскажите о ваших неизлечимых привычках, чего Вы боитесь или без чего не можете жить
На что, кроме семьи, быта и работы, Вы тратите свое время?
Какие сильные увлечения у Вас есть?
расскажите о занятии, хобби или спорте, которые увлекают Вас с головой
Ваши близкие, друзья или коллеги замечали за вами какие-нибудь необычные привычки или особенности?
Существуют ли какие-то ритуалы/действия, которые Вы совершаете регулярно
кроме необходимых, таких, как чистка зубов
Если вам выдался свободный день/вечер в одиночестве, чем вы займетесь?
Что Вас успокаивает/умиротворяет лучше всего?
Какие события/ситуации или действия других людей обычно выводят Вас из себя?
Как вы обычно проводите выходные?
Почта или телефон для связи
Укажите удобный для вас формат связи. После обработки анкеты координатор проекта свяжется с Вами для размещения Вашей «истории» на сайте

Марина Казнина #РАКЛЕЧИТСЯ

Истории людей, победивших рак,
но не свои привычки
Моя любовь к пилону и сложным трюкам точно не лечится, в отличие от рака.
Я пришла в себя в реанимации и увидела отражение на экране телефона. Долго присматривалась к каким-то непонятным корочкам на губе… Позже я поняла, что это нитки. Потому что мне разрезали лицо вдоль всего левого крыла носа.

Прошло уже несколько лет, а для меня все как вчера.

Врач рассказывает, как будет проходить операция.

- Нужно будет полежать неделю.

Я даже обрадовалась. Всего неделя, отличные новости! Но врач продолжила фразу:

- Неделя в реанимации без движения. На шее будут сшиты сосуды, идущие от лоскута в щеке. Им нужно зажить. Через 5 дней мы переведем тебя в палату и два дня ещё там будешь лежать, не двигаясь.
Я смотрела на выступления знакомых девчонок-пилонисток, на своего тренера и думала, что пилон теперь для меня недосягаем.
- Да как это возможно? А зонд? Сколько его нужно носить и как долго питаться через него?

- От месяца до полутора, в зависимости от того, как будет лоскут приживаться.

Тут вступил в диалог второй доктор:

- Марина, возможно, нам придется разрезать лицо, чтобы добраться до краев образования. Мы будем стараться обойтись без этого, но возможно все.

Я уже тогда знала, что так оно и будет.

Когда я очнулась, мой врач уже был рядом.

- Не двигайся, я сделаю перевязку и обработаю рот. И я прошу тебя, Марина, помолчи! Лоскут должен прижиться.

Безумно хотелось пить. Из обеих ноздрей торчали трубки. На левой руке, из которой брали лоскут для лица, какой-то бугор из бинтов. Я мычала и общалась письменно. У меня была тетрадка, и я писала там все вопросы и ответы.
Я снова выступаю и даже шью костюмы для пилонисток. Просто моя любовь к этому спорту совершенно не лечится, в отличие от рака.
Впереди меня ждала операция на легком, потому что там оказался отдаленный метастаз. Послеоперационные боли мучали меня долго. Первые два месяца это было похоже на ожог. Словно мне обожгли всю правую сторону и поставили на холодный ветер. И вот это жгучее ощущение было со мной круглосуточно. Это как зубная боль, только в 1000 раз сильнее. Мне не хотелось даже двигаться, потому что любое движение приносило невыносимую боль.

Я смотрела на выступления знакомых девчонок-пилонисток, на своего тренера и думала, что пилон теперь для меня недосягаем. После всех операций и лучевой терапии я могла теперь только любоваться другими и грустить о том, как здорово делать трюки и невообразимо красивые связки, нарушая все законы притяжения и строения человеческого тела!

Но я смогла вернуться. Я снова выступаю и даже шью костюмы для пилонисток. Просто моя любовь к этому спорту совершенно не лечится, в отличие от рака.