Мария Киреева
Я люблю жизнь во всех ее проявлениях. Радуюсь мелочам. Даже когда случился рецидив и мне стали лить химиотерапию, я лежала и говорила: «Благодарю, благодарю за эти испытания, я все преодолею».

Но особенно мне нравится чистота и порядок. Перфекционизм — он не лечится никакими испытаниями. Я люблю мыть подъезды, убираться у знакомых, обрезать деревья осенью. Я настоящий фанат чистоты. Однажды я даже помыла в больнице унитаз, когда была на химиотерапии.

Причем эта склонность была у меня всегда. И вообще я считаю, что диагноз никак не изменил мою жизнь. Я отношусь к нему так же, как и к любой другой болезни. Ее просто надо лечить. Так что страсть к чистоте и порядку была со мной всегда, и она меня действительно будоражит.
В конце 2013 году у меня заболела нога, (травмы у меня никакой не было). Врачи ставили разные диагнозы, в основном гематому и даже хотели откачать жидкость из моей голени, я мазала ногу гелями, мазями, грела ее, массировала шишку по их же совету. Потом один доктор на узи предположил, что это опухоль и уже к концу 2014 мне поставили диагноз: саркома мягких тканей.

Меня «обрадовали», что жить мне месяца четыре и что все это скоротечно. В 2015 мне ампутировали ногу под местной анестезией, потому что у меня были метастазы в легкие и температура 41 градус.

Меня спас друг, и я попала в научно исследовательский онкологический институт Ростова-на Дону, где слаженные действия врачей и их позитивные напутствия спасли мне жизнь. Провели мне 6 курсов ПХТ и через 2 мес ввели в полную ремиссию. Три года я была в ремиссии и училась ходить на протезе. В июне 2018 году в левом легком завелся маленький метастаз, мне провели резекцию нижней доли левого легкого и отпустили наблюдать. Спустя год в левом легком завелся еще один малыш и в правом парочку малышей. Врачи решили «химичить». А не резать и гоняться за ними. Вот так я стала снова лысой. Но теперь я точно знаю, что рак — это не приговор и он лечится, в отличии от моей тяги к чистоте и порядку.