Леся Никитина
Мне очень нравится находить людей с интересными мотивирующими историями и рассказывать эти истории широкой аудитории. С 14 лет я вела свой блог, а когда узнала про болезнь, попыталась выразить словами эмоции, которые испытывала: страх, чувство неизвестности и чего-то недосягаемого, что-то типа «а вдруг все закончится и я не узнаю, каково это — по-настоящему влюбиться, встретить рассвет на море или услышать вживую выступление любимой группы». Чтобы получить эти эмоции, я зачитывалась литературой, в которой они присутствовали и старалась их пережить как свои.
Впоследствии хобби переросло в профессиональную деятельность: окончив филфак, я пошла работать с текстами; продолжаю делать это и сейчас.
Когда работала журналистом, обожала находить и писать про людей с интересной судьбой: кто-то бросил все и уехал покорять горы, в сознательном возрасте полностью изменил свою жизнь, научился чему-то с нуля и стал в этом профессионалом или живет с инвалидностью и каждый день для него — борьба со средой и бытом. Эти истории мотивируют, позволяют посмотреть на жизнь под другим углом. Так и рождается любовь к текстам и она точно не лечится.
Первым делом скажу, что у меня была доброкачественная опухоль, которую не квалифицировали, как рак: она создавала опасность для жизни, так как перекрывала циркуляцию ликвора и давила на мозг. Со временем объем жидкости стал предельным и нагрузка на мозг увеличилась вдвое — в голове, можно сказать, образовался бассейн. Одним словом, я прекрасно понимаю людей, которые столкнулись с онкологией, хотя и не проходила курсы химиотерапии. Из-за того, что в детстве не могли точно поставить диагноз, атрофировался зрительный нерв правого глаза, так я осталась с одним видящим глазом. Сам диагноз поставили только в 16 лет, в том же возрасте прооперировали: кисту вырезали, жидкость откачали, снесли часть 1-го позвонка и поставили шунт, который и сейчас обеспечивает циркуляцию ликвора. Сейчас все хорошо, хоть этого было и не просто, но за 10 лет организм адаптировался к новым условиям.