Светлана Уточкина
Я очень люблю свою семью, они — моя жизнь, всегда и во всем поддерживают. Есть у меня и особенная любовь к животным. Я готова всех с улицы притащить домой! Мне очень жалко бездомных животных.
У меня только котов сейчас живет девять, и две собаки. Вместе с семьей, детьми, они создают постоянный шум, движение, заботы. Но справляться с ними — приятная обязанность. Пожалуй, моя любовь к большой семье и домашним животным действительно не лечится.

Болезнь начиналась так. Однажды я заметилаа уплотнение в груди, но в силу своего возраста (19 лет) не придала этому значения, пока не узнала мама. В 2006 году я прошла обследование и мне поставили диагноз «фиброаденома». Назначили операцию. На следующий день после нее пришел хирург и сказал, что опухоль оказалась злокачественной, и это саркома, мне нужно дальнейшее лечение. И все закрутилось. Через 2 года после окончания лечения, у меня родилась дочь, здоровая девочка. Еще через 7 лет, родилась вторая дочь. На контрольном обследовании в 1 месяц у младшей дочки, на узи, увидели опухоль в надпочечнике, отправили в РДКБ. Операция и диагноз «Адренокортикальная карцинома». Для детей данный диагноз крайне редок, и нам посоветовали сдать анализ на генетику. По результатам анализа и консультации генетика был поставлен диагноз «Генетический синдром Ли-Фраумени» мне и двум моим дочерям. Риск возникновения опухолей в 50 раз выше, чем у обычного человека. Мы с дочерьми проходим обязательное обследование: я раз в год, старшая дочь раз в полгода, младшая пока каждые 3 месяца. Я в ремиссии уже 12 лет, младшая дочь 1,5 года. Но мы уверены, что все у нас будет хорошо!